Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Исходные данные к составлению книги_Предыстория рода Казьминых и Приваловых (1748 – 1808 гг.)

 

Родословная книга Казьминых и Приваловых

Содержание

Часть 1

Исходные данные к составлению книги

Предыстория рода Казьминых и Приваловых (1748–1808 гг.)

 

Хутор Рябовский, в котором обосновались мои родные и далекие предки, основан в 1745 году в степях между Доном и Хопром. Если мысленно провести биссектрису из угла между этими реками, то она разделит степь на две части и как бы станет водоразделом, для стекающих с относительных высот маленьких речек и ручейков, в упомянутые большие реки. Широкая балка, в которой разместился хутор, пропускает воды речушки Едовля с запада на восток в сторону Хопра.

А через 12 км от хутора на запад, в противоположную сторону, следующая степная, широкая, балка дает жизнь речушки Малой Песковатки, несущей свои воды на юг, до самого Дона. Вся степь перерезана многочисленными балками и оврагами (ярами) в самых разных направлениях. Некоторые балки и овраги поросли деревьями, при этом образовались небольшие островки степных лесов. Между этими неровностями земли простирались большие участки дикой степи с черноземной почвой, размерами несколько сотен гектаров, которые раньше использовались как пастбища, а в 20-м веке были распаханы, как сельскохозяйственные угодья.

Речка Едовля редко добегает до Хопра, что случается в полноводные дни весной или в ливень, или в дни многодневных дождей. На современных картах от хутора Попова до большой реки Хопер степная речка Едовля показывается пунктиром. Правильным будет предполагать, что в не так уж далеком прошлом, речка Едовля подпитывалась, более обильными, многочисленными ключами. На моей памяти один казачий правнук, из хороших намерений, почистил ключевой колодец у речки Едовли, водой которого механики мастерской совхоза доливали аккумуляторы, да, видно, переусердствовал. Чистая и легкая, как дистиллированная в аптеках, вода заметно ухудшилась на вкус. А сколько ключей совсем забил человек за свою не умелую деятельность около речки.

Климат в степях между Хопром и Доном континентальный: летом жарко, зимой морозно и ветрено, засушливых лет здесь больше, чем лет с умеренными дождями.

Самым лучшим местом, на котором первый поселенец, Рябов Степан, мог облюбовать первую постройку своего подворья, было в центре между Покручиным и Флоровым бараками. Здесь можно было найти естественные ключи с хорошей питьевой водой, по чистоте близкой к аптечной воде.

Здесь, спустя годы, образовался центр хутора. Отсюда, с более пологого южного склона балки, было удобно выезжать в свои поля, по направлению реки Дон. И можно было ехать в свою станицу, но по низине балки, прямо на восток, к реке Хопер

В те времена, когда начинался хутор, казаки питались от скотоводства и природы: в окрестности было много всякой дичи, в степных лесах – фруктов и ягод. Земледелие казаки только начинали осваивать возле своих подворий.

Все это и влекло казаков в степь за табунами, на первом месте которых были конские косяки, гурты рогатого скота и отары овец.

Хутор Рябов строился вдоль речки Едовля, имея две улицы под простым названием Нижней и Верхней, считая от речки на юг.

Первоначально хутор рос медленно: за первое пятидесятилетие было построено 5-ть дворов, и к 1837-му году число дворов увеличилось до 33-х. Одна из причин такого медленного роста – большая удаленность от станицы, размещавшаяся в 25-ти верстах от хутора на полноводной реке Хопер. К тому же условия жизни в станице на большой реке Хопер были намного лучше, чем в степном хуторе. Мало было охотников уезжать туда на жизнь.

В те давние времена земли распределялись по решению атаманов и казачьего круга. Царь Николай 1 утвердил положение об управлении Войска Донского от 26 мая 1835 года, по которому все Войско делилось на 7-мь округов. Самыми северными были округа Хоперский и Медведицкий. Царское положение определило Хоперский округ с окружной станицей Александровской. По положению каждый станичный юрт определялся из расчета 30-ть десятин на каждого казака, начиная с его 16-летнего возраста, и 30-ть запасных паев на юрт. В общую площадь входили, конечно, и всякие не угодья: балки, овраги и прочие земли.

Мои прапращуры родились приблизительно в 1748 и 1757 годах соответственно отцовской и материнской линиям, ставшими известными, были Мартын и Игнат. Родились, росли и становились казаками, конечно, не в Рябове, а, скорее всего, в одной из станиц на реке Хопре. Трудно считать, что мои пращуры (отцы Мартына и Игната) и прапращуры (деды тех же Мартына и Игната) родились в Рябове. Но достаточно вероятно предположить, что эти далекие предки не попали на Кавказ с Хоперским полком, основавшим там многие станицы и хутора.

На Ставропольской возвышенности Северного Кавказа Хоперский полк участвовал в строительстве Ставропольской крепости, и первых поселений вокруг будущего города Ставрополя. Те казаки почти все остались на Кавказе, не вернулись в родные края.

Хоперский полк формировался в 1775 году на хуторах вокруг нынешнего города Новохоперска, и ушел с Хопра навсегда с семьями. Там, на Кавказе, он обосновал много станиц и хуторов.В конце царского периода властвования Романовых, стал первым по списку впереди всего Войска Кубанского – с Кавказа не вернулся. По этой истории казачества, вряд ли мои пращуры попадали на Кавказ и позже, при пополнении Хоперского полка. Но в других войнах далекие предки могли участвовать с их двадцатилетнего возраста, то – есть, с семидесятых и восьмидесятых годов 18-го века.

По истории известно, что донские казаки участвовали во многих войнах, назовем наиболее известные из них.

Хоперские казаки могли во второй половине 18-го века участвовать в Турецкой и Польской войнах, в войнах со Швецией, в Персидской экспедиции в 1796 году, а также в Итальянских и Швейцарских походах Суворова в 1799 году.

В 19-м веке хоперские казаки могли участвовать в Оренбургском походе на Индию, в войнах с Францией, с Турцией и Швецией. По всей вероятности, хоперские казаки воевали в Отечественной войне 1812 – 1814 годах, в Персидской войне в 1826 – 1828 годах, в Турецкой войне в 1828 – 1829 годах и многих других войнах.

Хоперские казаки, как и все донские казаки, все время воевали с кем-нибудь. Однако одному поколению доставалось участие в одной-двух войнах. Но установить, в каких войнах воевали мои предки, теперь трудно, а, может, уже и нельзя. Но точно известно, что мои далекие предки, Казьмин Мартын по отцовской линии и Привалов Игнат по материнской линии, вернулись с войны вполне здоровыми и оставили потомство, чему свидетельствует вот это мое описание родословия.

С Мартына и Игната начинается описание родословия линий Казьминых и Приваловых.

На момент, когда я всерьез начал собирать материалы для родословной книги, в живых из старшего поколения никого не оставалось. Поэтому я стал искать материалы в доступных мне печатных, изданных книгах, в своих небрежных записях и сохраненных письмах родственников ко мне. И все надеялся, что найду не достающие мне сведения, которых всегда не хватает писателю. Так упустил еще два-три десятка своих лет.

Вывод: биографию, не откладывая на будущее время, начинать писать со слов живых родственников или свидетелей. Но кто и когда внушил нам об этом, тем более сохранять услышанные сведения? Хотя я родился во время перехода населения к всеобщей грамотности, но не мог сам додуматься, что история хранилась в то время в головах наших дедушек и бабушек, особенно, умных и с хорошей памятью. Тогда я еще не думал, что с их памяти никто не запишет историю, а свидетели не успеют передать ее духовным наследникам.

И вот теперь, осознав этот вывод, приступаю к оформлению порядочного черновика родословной книги. Пишу слово черновик, надеясь, что найдется, хотя бы один из потомков, который оформит, подправит и продолжит родословную книгу, например, тот же двоюродный брат Леонид Щепетков.

Моим потомкам предоставляется возможность что-то уточнить по архивным документам, и дополнить мои записи. И продолжить начатую мною родословную книгу, если судьба им улыбнется.

Для графического изображения родословия Казьминых и Приваловых принято рисовать дерево, корни которого относят к пращурам и прапращурам. Рисовать ее я стал после выхода на пенсию.

Название родства от прапращура до праправнука следует считать по отношению к автору данных записок Казьмину Антону Дмитриевичу.

 

 

Исходные данные к составлению книги_Предыстория рода Казьминых и Приваловых (1748 – 1808 гг.)